Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
22.06.2000         N 320   

День беды.


     Эту историю я услышал много лет назад, случайно и не полностью.
     Рассказывали ее не мне, а просто в моем присутствии, я же был чем-то занят и не вслушивался. Поэтому в памяти остались только кусочки и отрывки этого рассказа.
     К тому же рассказчик, хотя и проработал всю жизнь преподавателем, излагал свои мысли достаточно невнятно и сумбурно, постоянно отвлекаясь от основной темы, уточняя детали, повторяя целые куски, но теряя при этом отдельные слова.
     Но при всем при этом в его рассказе был какой-то странный колорит, передать который я, наверное, не смогу. Не буду и пытаться.
     Назовем его условно Николаем Николаевичем, или, учитывая его крайнюю молодость в описываемый период, - Колей. В кавычки я буду заключать непосредственно авторские слова.

     В 1941 году Коле было 15 лет.
     Когда началась война, рассказывал он, никто особенно не испугался. Тем более - мальчишки. Полтора года назад во время Финской войны Ленинград уже был прифронтовым городом и ничего особенного тогда не происходило: ввели затемнение и некоторое ограничение в продаже хлеба - "один батон в одни руки".
     Все ожидали примерно того же и в этот раз.

     Однако еще летом Колин дед поехал на рынок и купил "целый воз" подсолнечного жмыха. (Жмых - это сухой остаток после выжимки подсолнечного масла.) Он привез этот жмых домой, а жили они на Суворовском проспекте вблизи Смольного, и сложил его в прихожей. Штабель жмыха занял почти всю прихожую "почти до самого потолка".
     Колина мать очень ругалась: это же отходы, кирпичи этого жмыха ломаются, разваливаются, пылят... Колины же сверстники попросту стали считать его деда свихнувшимся или паникером. Коле пришлось принять первую версию, потому что прослыть паникером было просто опасно.
     Дед воспринимал все нападки на него стоически и только повторял: "Пригодится, вы еще увидите"...

     Что это было? - спрашиваю я себя сейчас и не нахожу ответа. - Просветление? Предвидение? Предсказание будущего?

     Как бы то ни было, но в зиму 1941-42 годов этот жмых спас семью от голодной смерти.

     А в сорок втором году Коле исполнилось 16 лет и его взяли в дивизион ПВО Смольного. Не зенитчиками, конечно, а тушильщиками зажигалок. В этом дивизионе было целое подразделение таких ребят. Они жили в казарме и по каждой тревоге обязаны были быть на крыше.
     Но паек там давали военный, и на таком пайке можно было выжить...

     Вот, собственно, и все.
     Чем кончился для Коли тот давний период его жизни, я не помню. Возможно, он про это и не рассказывал.
     Но уже в этом году я случайно встретил Николая Николаевича. Он стал еще меньше росточком, но бодр и так же размашисто, как и прежде, подает руку для рукопожатия.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000