Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
08.06.2000         N 310   

О книгах и КНИГАх
(продолжение)

    То есть не стоит путать вполне устоявшуюся "книгу" и - "текст" (от текста эпитафии до электронного текста, мимо текстов эпосов и сказок, которые потенциально были книгами и впрямь ими со временем стали, но фактически до определенного момента могли быть названы только устным фольклором). Это не вопрос терминологии, это вопрос самой что ни на есть лексической логики.
    (из письма)
     Я вам десяток примеров привел, а вы опять "вполне устоявшийся". Вполне устоявшийся термин "амбарная книга" - назовите ЭТО "журналом для записей" и представьте себе мысленно.
     Представили? Что именно? Амбарную книгу или совсем другое ЭТО?  Потому что "журнал для записей" - это одно, а "амбарная книга" - другое.
    "Книгу можно напечатать любым штрифтом, хоть брайлевским, все равно она останется книгой. Никакой уникальности тут нет."
    Ой ли! Экземпляр экземпляру люпус эст! Одно издание может быть удачным, а другое неудачным, дискредитирующим и ухудшающим текст.
     Ну и что? От этого неудачный экземпляр перестал быть "книгой"?
     Ничего подобного!
     Почему 100 листов в обложке, заполненных буквами (текстом) на любом языке, или даже иероглифами - книга, а те же 100 страниц того же текста, но в брайлевской кодировке - нет?
     Книгу вообще можно, кстати, рассматривать как иллюстрацию платоновских идей. Файл макета или набор (для старых типографий) - чистая идея, каждый экземпляр из нескольких тысяч тиража - воплощение этой идеи... ну, и так далее.
    По этому вопросу у меня нет комментариев.
    Оставим это философам.
    Уж книг они на эту тему написали - разными языками, шрифтами, символами и закорючками - а смысл так и не проясняется, а все более запутывается.
    Оставим на время в покое книговедов, когда бы мы к ним не вернулись, мы найдем их благополучно грызущимися в той же точке. Обратимся к книгоделам. Практикам, прозаикам, технарям, которые отлично умеют считать - на пункты и кегельные. Именно книгоделы считают, что форма книги влияет на содержание, что в книгу надо "входить" через врата обложки, проходить через сени фронтисписа, спускаться по ступеням авантитула, титула, посвящений и вакатов, чтобы наконец подготовленным оказаться в огромной анфиладе комнат-страниц с расписанными стенами.
     Полная аналогия со входом в храм или на худой конец в театр. Ни в коей мере не моя аналогия, вчистую передранная из сухой и профессиональной "Энциклопедии издательского дела".
    Да бросьте вы эти профессиональные заблуждения!
    Удивительно, как быстро вырабатываются стереотипы.
     И 400 лет не прошло, а уже тысячи людей готовы оторвать головы некоторым энтузиастам, которые не придерживаются их верований.
    Поэзия этого абзаца прекрасна, но это - поэзия, суть гипербола и преувеличение.
    Как кино не поглотило и не заменило театр, как фотография не вытеснила живописи, так и электронная книга ни в малейшей мере, даже на 10% не повлияет на материальную книгу.
     Вы, видимо, довольно плохо представляете себе историю развития театра. И живописи.
     Кино и фотография не поглотили театр и живопись, но КАРДИНАЛЬНО их изменили.
     Откройте "Бесприданницу" и посмотрите, что там происходит.
     НИЧЕГО !
     Все первое действие на сцене сидят два купца, и один другому рассказывает, что произошло за последний год.
     И ВСЕ!
     Вы можете себе представить, как этот часовой статический диалог будет выглядеть в современном театре?
     Я - могу.
     Но через 15 минут в зале не останется ни одного зрителя. Включая и меня.

     То же самое и с живописью. Хотя и менее заметно, поскольку живопись статична по определению.
     Название "живопись" осталось, а содержание - совершенно иное, иная динамика, иная композиция, иное построение кадра-холста.

     То же будет и с бумажной книгой.
     Не совсем ясно, что именно будет, но то, что книга не останется неизменной совершенно очевидно.

     Я только не понимаю, отчего такие переживания?
     Такова жизнь.
     За пятьсот, да что там пятьсот, за последние 50 лет книга изменилась. Даже неспециалист отличит новенькую книгу, изданную в 50-м году от потрепанной современной. И будьте уверены, что в датировке не ошибется.
     И что?
     Никто же не рыдает по этому поводу.

     Свитки и таблички исчезли - потому что они не оправдывали себя, они были неудобными и малоемкими. Человечество несколько тысячелетий отрабатывало материальную форму - и отработало-таки.
     Вот это уж и совсем неприлично!
     Какие тысячелетия? Еще при Иване Грозном все делопроизводство шло свитками.
     Уголовное дело "по убиению царевича Дмитрия" - свиток. Заведено почти ровно 400 лет назад.
     Но допустим, что поиски формы для текстов шли очень медленно, и тысячелетия свитков это только переходный процесс для создания книги.
     Но с чего вы взяли, что теперь процесс этот завершился?

(продолжение)


    История вопроса:
Самое начало     Часть 1-я     Часть 2-я     Часть 3-я     Часть 4-я


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000