Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
25.02.2000        N 249    

Пляски над гробом
(Заметки политического обывателя)


Собчака похоронили...
Вокруг этого печального события успели навертеть столько глубокомысленных рассуждений, прогнозов, слухов и домыслов, которые я называю общим термином "пляски над гробом", что те несколько па, которые я собираюсь проделать, общей картины уже не изменят.
Простите, Анатолий Александрович...

В свое время я был немало удивлен, когда мэром все-таки выбрали косноязычного до неграмотности Яковлева. Но ему удалось убедить избирателей, что городскими делами занимался именно он, а Собчак был исключительно "парадной вывеской". Некоторым образом, и даже немало, посодействовал ему в этом и сам Собчак: он настолько не вопринимал соперника всерьез, что это выглядело почти снобизмом - а снобизма народ не прощает, даже если и не может выразить это словами.
Успеху Яковлева на выборах способствовала и репутация Лужкова: замена мэра-романтика Попова мэром-работягой была удачна и очень наглядна. Многие решили, что и в Петербурге произойдет лужковский бум во всех городских делах.
Но взлета не произошло.
Хотя, на мой взгляд, за последние годы обстановка в городе не стала хуже, чем при Собчаке. Не могу сказать, что она стала лучше, но хуже наверняка не стала.
Я думаю, что заслуга тут не столько в деловых или представительских качествах руководства, сколько в способности любой сложной системы к самоорганизации.
(Например, наше городское Законодательное Собрание который уже год занимается только собой и собственными проблемами. Если бы без него - без ЗакСа - город действительно не мог бы существовать, на месте Петербурга давно бы были одни развалины. Но город живет. Нужен ли ему ЗакС?)
Но это - в скобках. Вернемся к Яковлеву.
К моему удивлению новый мэр довольно скоро переоделся в приличный пиджак, повязал галстук и стал достаточно связно излагать более или менее очевидные вещи.
Я порадовался этому перевоплощению - человек обучаемый значительно лучше, чем закостенелый. Появилась надежда, что мэр не останется дворником и чернорабочим и наладит не только дела в городе, но и продожит развивать отношения с центром и всякими другими необходимыми организациями.
Некоторое время я пребывал в этом приятном заблуждении.
Но мои заблуждения - это мое личное дело. Хуже, что в этом приятном заблуждении пребывал и наш мэр.
Очень скоро он почувствовал себя политическим деятелем государственного масштаба, вошел в разнообразные блоки, коалиции, движения и прочие места. И тут обнаружилось, что его место в этих блоках и коалициях ближе к выходу, а не к президиуму, на что он так надеялся и на что не менее, чем он, надеялись мы все.
Все его очевидные высказывания звучали крайне неубедительно, а неочевидные - выдавали такую скудость политической подоплеки, что это было понятно даже самым малоопытным политикам.

В политике (да и вообще в жизни, к сожалению) надо быть или очень умным или очень наглым.
Середнячком в жизни можно прожить - тебя никто не видит, середнячком в политике быть нельзя, тебя будут считать идиотом, только потому, что ты весь на виду.

Самоуверенность новоявленного государственного деятеля мгновенно отбросила его на его законное место - в замы собственной должности мэра.
Казалось бы, ну и ладно.
Человек вернулся на уровень своей компетенции - надо бы радоваться этому обстоятельству. Но не получается...

Дальше пошли загадочные маневры с переносом сроков выборов, сначала туда, потом сюда. Не в меру догадливые журналисты объясняли это разными причинами, ЗакС, на секунду забыв о своих проблемах, уделил частицу времени Яковлеву, народ слушал всю эту галиматью и, отчаявшись разобраться в хитросплетениях "большой политики", мудро посмеивался.

И вдруг умер Собчак...

Опечаленная вдова провела мастерский удар правой, и наш бедный Яковлев, выражаясь языком боксеров, "поплыл". И надо сказать, было отчего. Заявление Нарусовой ставило его в безвыходное положение:
не присутствовать на похоронах было бы неверно по политическим соображениям;
присутствовать - по соображениям этическим.

Мэр засуетился. Это выглядело очень некрасиво.
Вместо того, чтобы сразу определить свою позицию и придерживаться ее, он начинает делать противоречивые заявления...

Да бог с ним! Легко советовать, глядя со стороны...

Тем более, что прибывшие на похороны "молодые" реформаторы тоже довольно откровенно указали ему на его место в их иерархии (поближе к выходу, как я уже упоминал).
Отчасти его даже жалко. Те резкие слова, которых он наслушался в этот зимний день, та недвусмысленная оплеуха, которую он получил от тысяч петербуржцев, пришедших проститься с Собчаком, делают весьма и весьма сомнительной его дальнейшую политическую карьеру.

Хорошо это или плохо?
Не для Яковлева, естественно. Для нас, петербуржцев?
Неизвестно. По-моему, скорее хорошо, чем плохо. Потому что неудачливый политик во власти значительно хуже, чем удачливый хозяйственник.

Сможет ли Яковлев вернуться в амплуа хозяйственника? Я лично сомневаюсь. Но это у него единственный шанс быть снова выбранным петербуржцами.


Обложка      Предыдущий номер      Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000