Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
21.10.99.         N 184   

Кое-какие московские впечатления-4.

      Итак, посмотрев на представителя бронзовых лошадей, нелепо откинувшего хвост на сторону, спустился я на бывшую Манежную площадь.
      И это место (не знаю как его теперь называть) мне очень и очень понравилось.
      Несуразная и совершенно пустая Манежная площадь раньше ассоциировалась у меня с огромным и забытым пустырем посреди Москвы. Какая-то она была неуютная, нелепая в своей длине и ширине, на которой даже потоки машин казались необязательным мельтешением букашек.
      А теперь в стеклянных куполах, фонтанчиках и газончиках появилось нечто итальянское, какая-то архитектурная идея...
      Ступенчатые переломы плоскости, мраморные балюстрады, приподнятые клумбо-газоны - парадиз, да и только!
      Не знаю, что там находится внизу, не заходил, но сверху площадь стала исключительно красивой.
      Если учесть, что было раннее утро, дождик кончился, а толпы народа еще не бродили, загораживая телами все это великолепие, то впечатление осталось весьма и весьма благоприятным.
      Я поздравляю москвичей с этой площадью. Очень хороша.

      Обозрев и насладившись архитектурным возрождением, я пошел поглядеть на следующие чудеса света, то есть Москвы...
      На восстановленный храм...

      Но сначала я увидел Петра Церетели. То есть, конечно, фамилия Петра не Церетели, а Романов (номером Первый из Петров), но в изображении Церетели.
      И увидев его силуэт с рахитично кривыми ногами, я вдруг понял, почему его так не любят москвичи.
      Дело, разумеется, не в форме ног. Кто его знает, был ли Петр кривоног, или скульптору это кажется эстетически оправданным, а может быть во времена Петра такие ноги считались красивыми? Дело давнее, темное и неопределенное...
      Дело также и не в том, что Лужков из всех нелюбимых им "лиц кавказской национальности", которых он всеми силами, в том числе и неконституционными, стремиться выдворить из Москвы, вдруг возлюбил одно-единственное кавказское лицо и поручил ему многие скульптурные украшения и "украшения" столицы.

      Просто памятник Петру в Москве - нонсенс и абсурд.
      Петр Москву не любил, если не сказать, ненавидел. Он, презрев условности и традиции, лишил ее статуса столицы и звания "первопрестольной", перенес государев двор и правление в какую-то самозваную новостройку, в леса, в болота, в глухомань, к диким чухонцам...
      В истории до Петра не было таких случаев. Или скажем осторожнее, таких демонстративных поступков.
      И москвичи по сю пору не могут простить ему этого оскорбления. Обида москвичей на Петра была всегда, но не было повода проявиться.
      Теперь этот повод торчит посреди города, ржавым гвоздем бередя души москвичей.
      И совершенно напрасно.
      Не место ему в Москве.
      Тем более и задуман монумент в подражание (или в противовес) американской статуе Свободы.
      Его бы поставить не в центре мегаполиса, а на воле, на каком-нибудь мысу в Финском заливе, или даже просто посреди залива на сваях так, чтобы смотреть на него можно было только издали - вот там бы ему было достойное место, там бы он выглядел не монстром и уродом, а символом и чудом света.

      Ошиблись наши мудрые политики, градоначальники, градостроители и монументалисты.
      Сунули Петра, куда пришлось, лишь бы стоял, и превратили хорошую идею в пародию.
      А жаль.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000