Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
08.10.99.         N 175   

Сказ про то, как Березовский "Лексикон" писал...

  - Борис Абрамович, я программист, поэтому интимный вопрос, на каких языках вы успели покодировать?
- Ой, давно это было. (Пауза)
- Фортран?
- Во, во, Фортран. Ну, ещё Алгол и этот, как его, Ассемблер.
- Вы ведь сравнительно недавно на этом поприще трудились, лет 10-12 назад.
- Так я же руководил уже, а не писал программы.
- И что вы наруководили, если не секрет?
- Да нет, какой уж секрет. Вы, наверное, знаете мою последнюю разработку. Это был ''Лексикон''.
     Ну как не знать жуткий текстовый редактор середины восьмидесятых, не совместимый ни с чем и откалывающий такие номера, что впору вешаться! Сколько у меня текстов на Лексиконе пропало...
      Собственно говоря, это весь сказ. Все остальное в очерке Дана Дорфмана "Последнее танго в Кембридже" не имеет никакого отношения ни к "Лексикону", ни (почти) к Березовскому.
      Но очень забавно бывает прочитать рассуждения двух дилетантов о компьютерах и софте.

      Начнем с того, что программист возраста Березовского не может забыть слова "Фортран" и "Алгол" по той простой причине, что это - его прекрасная молодость. Наоборот, если бы он был программистом в те далекие и прекрасные времена, он пропел бы громкие дифирамбы тем простым и прекрасным языкам, понятным абсолютно всем, в отличие от нынешних, как их там...
      То есть я хочу сказать, что из этого диалога ясно, что он никогда и нигде не программировал.
      Зачем ему себя так называть, не совсем понятно. Может он действительно считает себя программистом? Хорошо бы тогда уточнить, что он понимает под этим словом...
      Ориентируется он, правда, быстро. Практически влет назвал самый известный программный продукт тех дней. Мог бы, правда, сказать что-нибудь вроде: "Наш отдел программировал решение системы нелинейных дифференциальных уравнений..." (он же вроде математик?), но он настолько не программист, что практика создания программы для конкретной задачи ему совершенно неизвестна. Такое даже не приходит ему в голову. Он мыслит современными понятиями софта: чтобы решить систему уравнений нужно взять в Интернете соответствующее приложение и решить!
      Как будто в Интернете оно само появилось...

      Вот бы Евгений Веселов удивился бы, наверное, узнав, какие великие олигархи руководили им при разработке "Лексикона"!

      Не знаю я и того, какой программист Дан Дорфман.
      Думаю, что неважный. Обычно из писателей получаются очень плохие программисты. Точно так же, как и писатели из программистов получаются тоже крайне слабые...
      Слишком разные психические качества требуются для этих занятий.
      Если бы он был программистом хотя бы средним, он бы не пинал бы столь беспредметно "жующий тексты" "Лексикон".

      Это, собственно, старая история на тему "не пеняй на зеркало..."
      Огромные толпы людей, сегодня самонадеянно называющие себя программистами, начинали свое знакомство с компьютерами именно с набора простейших текстов в "Лексиконе". А поскольку они, как правило, совершенно не представляли системы хранения информации в компьютере и не понимали, что компьютер может делать только то, что ему прикажет оператор (притом именно прикажет, а не подумает, что он это сделал), то тексты их залетали в самые неожиданные места, а порою действительно пропадали... Но не потому что "Лексикон" их проглатывал - это не крокодил, - а потому что эти горе-операторы забывали их сохранить.
      Где я только не находил черновиков бланков, писем, кусков отчетов и каких-то таблиц! И в корневом каталоге диска С, и в каталоге "Лексикона", и в своих собственных каталогах...
      А теперь, спустя всего десять-пятнадцать лет, научившись, наконец, давить на правильные кнопки, эти, с позволения сказать "программисты", подобно Иванам, родства не помнящим, высокомерно рассуждают о "несовместимости" "Лексикона" (с чем, интересно? с К-7 ? или с "Edit'ом?) и о пропавших текстах...

      Если эти тексты были сродни процитированному диалогу, то, право, человечество немного потеряло от их исчезновения...

      Но это только половина проблемы. Так сказать, верхний слой многопланового текста. Все-таки литератор Дорфман значительно лучший, чем программист.
      Второй слой примерно следующий: в силу своего компьютерного дилетанства Дорфман поверил, что Березовский является автором "Лексикона"... Или, скажем, не автором, но одним из авторов. Так сказать, мозгом "редактора", идеологом разработки...
      Хотя, насколько мне известно, первая версия "Лексикона" под названием Е9 писалась Веселовым, как это водится, в свободное от работы время, а когда этот редактор стали модифицировать, как полноценное программное изделие, он уже достиг высот начальника группы программистов и сам занимался руководством...
      Дело не в этом. Дело в том, что выражая свое неодобрение "Лексикону", Дорфман косвенно шпыняет Березовского, вот, мол, и программа твоя бездарная и сам ты - "программист" с эпитетами...
      Ну что ж...
      Можно и так. Не будем им мешать.
      Как говорил Пушкин: "...то старый спор славян между собою..."


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000