Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
21.05.99.         N 69   

Канны на двоих или пол-Канн

     Канны оккупируются русскими. Притом как "новыми" старыми русскими (Михалков), так и традиционно "старыми" (Сокуров).

     У меня отношение к господину Михалкову довольно сложное - я его столь же уважаю сколь же и не люблю. А уважаю я его - сильно.

     С первой же его роли в кино стало ясно две вещи: это будет черезвычайно сильный актер, и вторая - это будет черезвычайно сильный функционер.
     Энергия (как нынче говорят - харизма) била в нем через край. Она была настолько сильна, что рамок актера ему не хватало даже в самых первых ролях.
     Ее оказалось так много, что и стезя функционера (партийного, профсоюзного или какого-либо организаторско-искусствоведческого) ему тоже явно не подходила. И он ушел в режиссеры.
     Но его первый фильм "Свой среди чужих..." я ни разу не смог досмотреть до конца.
     Моментально срабатывал эффект "дежа вю" - "уже видел".
     А как только на экране появлялся какой-то псих на вертящемся коне, вопящий замершему строю: "Альбатросы революции!" мне становилось смешно и противно и я переключался на что-нибудь другое.
     А сцена ограбления поезда напоминала окрошку из голливудского боевика, "Адьютанта его превосходительства" и "Возвращения Бумбараша". Тогда вообще было модно показывать главарей многочисленных банд гражданской войны этакими выходцами из интеллигенции, озверевшими от обстоятельств.
     Критика же отнеслась к фильму благосклонно, чего нельзя сказать про второй его фильм "Раба любви".
     Эффект "дежа вю" оказался настолько сильным, что его заметили даже критики.
     Похоже это понимал и сам Михалков, притом раньше критиков. И потому ввел в эту сентиментальную мелодраму героя-подпольщика, которого сам же блестяще и сыграл. Ход себя оправдал, подтвердив две вещи: талант самого Михалкова - а в этом никто и не сомневался - и его политическую прозорливость.
     Я не ставлю себе задачу всесторонне рассмотреть неоднозначную творческую деятельность этого талантливого человека. Это скорее очень краткие и очень субъективные заметки рядового зрителя о нерядовом явлении нашего кинематографа. Поэтому я ни словом не упомяну здесь о других его фильмах, в том числе и о тех, которые мне безоговорочно нравятся.
     Но про "Утомленных солнцем" совершенно необходимо сказать несколько слов.
     Мое детство проходило лет на двадцать позже событий, о которых рассказывается в фильме. Но примерно в тех же местах, где развивались события. "Отец народов" был еще жив, и жизнь в стране, видимо, не слишком отличалась от показанной в фильме.
     И меня снова не оставляло впечатление "дежа вю". Но это "дежа вю" было совершенно другого рода - это был фильм о моем детстве. Калитка дачи, перед которой иногда останавливались машины артистов Малого Театра, лужайка на Клязьме, строй ребятишек под руководством крикливой руководительницы, овраг, заросший лопухами, портрет Вождя в облаках - это все абсолютно точно было в моем детстве, хотя я наверняка помню, что никакой лощины у нас поблизости не было, и я никогда не видел аэростата с портретом Сталина.
     Вот это "дежа вю", эта узнаваемость - есть настоящее искусство.
     Но вернемся снова немного назад.
     Почему-то поголовное восхищение критики вызвал тот факт, что свой фильм "Пять вечеров" Михалков снял за двадцать съемочных дней.
     Лично я никогда не понимал, и теперь не понимаю, что же в этом особенного. Очевидно, что основной период заняла подробнейшая и тщательнейшая работа группы в досъемочный период. Была до мельчайших подробностей продумана концепция фильма и все остальное, что необходимо для съемок.
     Да, это высший класс работы режиссера,как организатора производства, но и только.
     А рассуждения кинематографистов, что другие бы растянули эту работу на год говорит только о том, что режиссеры "как класс" считают себя "вольными художниками", и тем самым оказываются плохими производственниками и слабыми руководителями.
     Стало ясно, почему фильмы столь дороги в производстве.
     Впрочем теперь Михалков берет свое: бюджет его фильмов давно перешагнул все мыслимые рубежи финансовых затрат.
     И выяснилась очевидная вещь - можно снимать прекрасные фильмы почти бесплатно, а можно - пустое место за огромные деньги.
     Эта фраза, конечно же - перебор.
     Фильмы Михалкова никогда не были и не будут "пустым местом". Все они уже принадлежат истории, по крайней мере мере - истории искусства.
     Так что, как говорил Маяковский: "Зайдите через тысячу лет - поговорим."



    Тысяча лет еще не прошла.
     Но двенадцатый год из тысячи уже заканчивается.
     И с прискорбием приходится признать, что прогноз о том, что фильмы Михалкова никогда не будут "пустым местом", оказался ошибочным.
     23 марта 2011 года.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000