Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
08.07.99.         N 109   

Победа под Полтавой

     Сегодня - 290 лет со дня Победы под Полтавой.
     Ныне считается хорошим тоном чуть ли не брататься с бывшими врагами, притом (что удивительно!) на местах боев происходивших на нашей территории. То есть не просто врагами, а оккупантами.
     Эту привычку считать себя побежденными, даже победив, я не могу понять.

     Но шведы - давно уже не враги нам. Петр под Полтавой отучил их воевать.
     И выяснилось ко всеобщему удивлению, что не воюя, жить очень даже хорошо.
     Только поняли эту истину пока одни только шведы.
     Послушаем же их.


Свидетели о Полтаве.

     ... переправились мы через глубокую реку, где вода достигала нам до подмышек, да к тому же всю ночь и в самый день сражения лил дождь, так что стрелкам трудно было метиться. Я получил огнестрельную рану, и пройди пуля немного глубже, быть бы мне уже мертвецом.
     Ян Анкеръельм остался на поле боя, а брат его Карл Анкеръельм, должно быть, кончится сегодня или завтра, потому что его тяжело ранило в спину и пуля засела в легких. Сейчас он в агонии. Жаль бедную мать, потерявшую в одном сражении сразу двух доблестных сыновей.

          Карл Магнус Поссе, полковник

     28-го сего месяца после полуночи армия наша двинулась на противника, чтобы дать ему бой.
     Бой был смертный и кровавый, а стрельба такой частой, что воздух потемнел и почернел от дыма и пыли, и продолжалось все это от восхода солнца до полудня, и многие доблестные шведы, офицеры и солдаты, пролили там свою кровь и полегли мертвыми.

          Иоахим Лют, лейтенант

     Вырвавшись таким образом, вознамерился я поскакать к тому, что осталось от нашей армии, и к своему полку, но они вопреки ожиданиям моим оказались столь далеко, что я не мог их видеть и нежданно наскочил на русский конный полк, - только оказавшись вблизи его, понял я, кто они такие, ибо пороховой дым и пыль застилали глаза и при том стояла страшная жара и засуха. Но как только заметил я, что это русские, я повернул коня и, наконец, нашед своих, возвратился в полк.

          Карл фон Роланд, майор и рыцарь

     ...Обер-лейтенант граф Лейонхувуд скакал от роты к роте, сообщал о капитуляции и говорил, что мы желали сражаться, но тщетно, он однако обещал нам, что офицерам оставят шпаги и повозки и вскорости их освободят, а переправиться через реку мы уже опоздали, ибо не осталось ни бревнышка, чтобы с помощью его достигнуть противного берега, а те, кто хотел переплыть на лошадях, утонули.

          Ларс Эрик Смепуст, капрал

     Что до благоприятных условий капитуляции, ни одно обещание не было исполнено и как только выманили нас от Днепра туда, где стояла вся русская армия, офицеров отделили от солдат, а потом приказали офицерам сложить все шпаги в одном место. Так что у нас не осталось ничего, кроме бывшей на нас одежды, которую с великим трудом спасти удалось от воровства русских.

          Карл Лоланд, майор и рыцарь

     16-го декабря Его Царское Величество возвратился в Москву и в честь его палили из пушек вокруг дворца. 21-го числа того же месяца шведских пленных начали проводить через семь триумфальных ворот, чтобы нас, сынов Швеции, унизить и над нами глумиться, и продолжалась сия церемония три дня. А улицы в разных местах убраны были красным.
     ... сверх того пришлось нам снести от наших врагов, на нас смотревших, множество оскорблений, как словами, так и действиями, что особенно глубоко, в самое сердце нас поразило, однако принуждены мы были с этим смириться, довольствуясь тем, что молча предавали наше дело в руки Верховного Судии...
     Пока длилась сия церемония, шла пальба, в городе звонили во все колокола, и стоял такой грохот и треск, что люди на улицах не слышали, что говорят друг
другу.
     Когда же все это кончилось, нас отвели опять в наши узилища.

     Ларс Эрик Смепуст, капрал

     О, Боже, Ты, который знаешь все и читаешь сокрытое в сердцах, Ты знаешь, что если бы я волен был выбирать и мог либо сей же час возыметь все почести и блага земные, коими властен одарить меня этот человек, либо возвратиться на родину и там пахать землю как простой батрак, ты знаешь, о Боже, что я со смиренной благодарностью предпочел и избрал бы последнее.

     Абрахам Седерхольм, военный уполномоченный


Очень трогательно...
Даже как-то забываешь, что битва происходила не у Стокгольма и не под Гетеборгом...

Подробнее смотрите http://www.russ.ru/antolog/vek/1994/5-6/greveus.htm


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000